Когда-то я трудился в качестве независимого внештатного журналиста в нескольких изданиях.

В проекте «Цигун» я вёл рубрику в формате интервью, посвящённую встречам с удивительными современниками, увлечённо и искренне занимающимися исключительно интересными вещами, связанными с возможностями человека, его взаимодействием с миром и вопросами сознания, как таковыми.

Вот некоторые материалы того периода:

Искусство не дышать — интервью с Натальей Авсеенко

Беседа о гимнастике — интервью с Андреем Сидерским

Алгыши (песни) тувинских шаманов — интервью с Верой Сажиной

Принцип дельфина — интервью с Александром и Николь Гратовски

Антидогма — интервью со Львом Романовым

В гармонии со Вселенной (+ кузница духа) — интервью с Михаилом Орловым

Настроение петь — интервью с Радиком Тюлюш

Работа с сознанием — интервью с Олегом Бахтияровым

Растения силы — интервью с Татьяной Крыловой ч.1

Травы долголетия — интервью с Татьяной Крыловой ч.2

Обертонное пение — интервью с Галиной Парфёновой и Ольгой Анисимовой

Видение с закрытыми глазами — интервью с Дмитрием Чекменёвым

Ещё раньше (так давно, что, кажется, это было не совсем со мной) в журнале «Ваш Досуг» я, также в качестве независимого внештатного журналиста, вёл рубрику «Занятия и развлечения», рассказывая читателям о наиболее интересных вещах, которыми можно занять себя на досуге с пользой, а главное, со смыслом.

Избранные материалы тех далёких дней:

Гончарное искусство с Александром Повериным

Контактная импровизация с Анджелой Доний

Суфийские кружения с Дмитрием Шарко

Стратегии мышления с Алексеем Кожунковым

Ситаутивное прогнозирование с Сергеем Андреевым

Этнические флейты с Сергеем Емельяновым

Правополушарное рисование со Стивом Лестером

Фридайвинг с Натальей Авсеенко

Японская чайная церемония в школе «Урасэнкэ»

Укрощение пламени с «Театром огня»

Оседлать ветер в аэродинамической трубе

Вэйкборд на российских просторах

Продолжая вести авторскую рубрику в ВД, по подсказке брата познакомился, с очаровавшей меня своими глубиной и содержательностью, культурой и практикой употребления коллекционного китайского чая. В результате провёл несколько лет в чайных клубах столицы в качестве т.н. ВЧД «ведущего чайного действа» (по иронии судьбы став последним, насколько мне известно, человеком в России, официально сдавшим экзамен на это «звание» : ) «Работа» состояла в том, чтобы помогать гостям открывать для себя изысканные тонкости «чайных состояний», постигая вневременную природу текущего мгновения: вечно живого и нового.
Как я с радостью осознал чуть позже, вся эта история больше напоминала жизнь в монастыре: денег платили столько, что хватало только на скромную еду и проезд, «смены» были по 12 часов, а главными культивируемыми ценностями: чистота, покой, невовлечённость и ясность.
К моменту, когда стало известно о том, что мне предстоит стать отцом, у нас с супругой уже была своя небольшая чайная «Древо Бодхи» в центре Москвы. И, хотя журнал «Личный Бюджет» и опубликовал о нашем клубе статью в рубрике «У меня получилось» — увы, в итоге, проект вышел в минус. Пришлось признаться себе, что я не бизнесмен, передать чайную друзьям и пойти трудиться в офис, чтобы обеспечить молодую семью денежными знаками. М-дэ, было и такое.

Где-то в те же времена чайных приключений, начал заниматься хатха-йогой по индивидуальным программам, составленным по методике Андрея Владимировича Сидерского. До сих пор, бывает, нет-нет, да и отчебучу дома какую-нибудь лютую «последовательность» для пущей энерго-информационной плотности и прочих раджа-йогических эффектов «индийской гимнастики». Кто плавал, тот знает — там весело.

А ещё я всегда любил читать содержательные бумажные книги и, в какой-то момент, мне в руки попал «Вызов дельфина» Гратовски. Книга настолько вдохновила и по-хорошему ошеломила меня, что я всеми силами стал искать встречи с авторами и, спустя, примерно, полгода, был вознаграждён (не иначе как провидением : ), получив возможность присоединиться к самой потрясающей междисциплинарной команде на свете — «Посольству Дельфинов». С тех пор, неустанно восхищаясь мастерством, глубиной и содержательностью участников этого независимого международного проекта, я регулярно принимаю участие в их деятельности: организации событий в сфере культуры и искусства, будь то «День дельфинов» в Санкт-Петербурге, Фестиваль Дельфинства на Тенерифе или Ассамблея целостного мировоззрения NOW (Nature Of Wonders) в Дельфах.

Волна интереса к возможностям и предназначению человека привела меня в закрытую традиционную школу «Тэн Шин Кан», где на протяжении пяти лет я постигал искусство ки-айкидо (с акцентом на взаимодействие со «вселенской энергией Ки»), дзадзэн, тэн-ки-до (координация ума, души и тела) и оздоравливающее дыхание мисоги-но-кокюхо под руководством Сэнсэя Михаила Тимуровича Орлова.
Через три года занятий получил первый дан по айкидо в традиции школы Юишинкай (sho dan aikido Yuishinkai) — начальную, самую первую «ступень» среди чёрных поясов: с этого момента считается, что человек медленно и издалека начинает смутно догадываться о том, что же такое айкидо на самом деле и -таки получает шанс постепенно, с течением времени, регулярно проявляя дисциплинированное усердие, приблизиться к тому, чтобы овладеть им.

Ещё через год первый раз прошёл интенсив на пределе человеческих возможностей «шогаку шугё» и, чуть позже, сдал особый квалификационный экзамен, став одним из первых пяти найджинов (учителей оздоравливающего дыхания в традиции закрытой японской школы «Ичикукай додзё») в России. После этого принял участие в дюжине таких интенсивов в качестве тсудоэ (человек, помогающий проходить практику тем, кто делает это впервые — шогаку), а также вторично прошёл практику в качестве шогаку в Японии, непосредственно в Ичикукай додзё.
Получив разрешение Сэнсэя, вёл бесплатные утренние практики дыхания мисоги-но-кокюхо, обучению базовым основам тэн-ки-до и айкидо, реализовав в современности древний формат занятий, предполагающий безвозмездную (ученики скидывались только на аренду зала) передачу наиболее важных знаний о человеке и его возможностях во взаимодействии с миром.

Всё шло хорошо пару лет и, что называется, «ничто не предвещало», однако, в какой-то момент почувствовал, что «забуксовал» в практиках и перестал развиваться, а потому, согласовав с Сэнсэем, прекратил преподавать и взял затянувшуюся паузу в занятиях. По прошествии почти года принял непростое для себя решение выйти из Школы и продолжить дальнейший путь самостоятельно — о чём написал, согласно этикету, официальное письмо Сэнсэю. С пожеланиями удачи и лишением звания найджина, ответом стало пожизненное исключение из Школы без возможности когда-либо вступить обратно. Не скажу, что ожидал чего-то подобного и, одновременно, благодарен Сэнсэю за это решение.

Вместе с этим, не теряя времени даром, получил от Института Виктора Франкла в Вене «сертификат аккредитации» (certificate of accreditation), подтверждающий успешное завершение полного двухгодичного курса по Логотерапии и экзистенциальному анализу — и сразу же начал  частную логотерапевтическую практику.

В разгар пандемии covid-19 в России, в целях «скорой духовной помощи» людям в непростой ситуации, стал начитывать главы из книги Виктора Франкла «Сказать жизни «Да!» на диктофон и выкладывать в свободный доступ в интернет. Довольно скоро стало ясно, что: а) надо продолжать и с другими содержательно-схожими, а потому бесценными книгами и б) похоже, самый удобный, с точки зрения пользователя, формат для доступа к этим записям — подкаст. Так, неожиданно для себя самого, я запустил проект «про Смыслы», о чём портал Lenta.ru взял у меня интервью и опубликовал в рамках проекта «Альтруизм в дни безумия».

Остаётся уточнить, что совершаемые мною усилия — скромная попытка деятельно оправдать благословение находиться сейчас и здесь, оставаясь в неоплатном долгу у тех, без кого моё появление и присутствие было и остаётся невозможным.
С чувством неизмеримой благодарности я склоняюсь в почтительном поклоне перед предками, родными, учителями, друзьями и близкими — перед всеми теми, кто поддерживает на Пути, верит в меня и продолжает любить, несмотря ни на что. Именно их пример, поддержка и участие вдохновляют передавать дальше лучшее из того, чем, по беспредельной милости и незримому благословению, я одарён жизнью.